Космос как предчувствие
4Февраля
Космос как предчувствие
malin2.jpg Российская фармацевтическая компания «Натива» концентрируется на разработке и производстве препаратов для лечения бронхиальной астмы и ХОБЛ, а также онкологических, гинекологических и эндокринологических заболеваний. Достаточно необычно для отечественной Фармы. Выделяет компанию и собственное производство фармацевтических субстанций. Корреспондент «ФВ» Полина Звездина поговорила с генеральным директором компании Александром МАЛИНЫМ о политике импортозамещения, преференциях для российских производителей и особенностях российского законодательного поля.

— В последнее время слово «импортозамещение» стало звучать как синоним национальной безопасности. Параллельно на сцене появляется спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко и подвергает процесс импортозамещения в фармацевтической отрасли жесткой критике. Она, напомню, заметила, что за пять лет реализации программы «Фарма-2020» не достигнуто никаких значимых результатов, а производства фармсубстанций как не было, так и нет. Вы с ней согласны?

— Валентина Ивановна безусловно авторитетная фигура, и, наверное, она знает, о чем говорит. Полагаю, что это высказывание напрямую связано с вопросами по сокращению бюджетных расходов на программу. Что касается импортозамещения, конечно, его темпы могли бы быть и выше, но все-таки необходимо не забывать о некоторых национальных особенностях страны, в которой мы живем. Возьмем, к примеру, Южную Корею — аграрная страна с ограниченной территорией и высокой плотностью населения. Во всех отраслях экономики, в том числе в фармацевтике, она сделала то, что у нее лучше всего получалось исторически: начала массово воспроизводить продукцию. Мы же воспроизводить продукцию, как мне кажется, не очень умеем. Но мы можем придумать что-то свое, уникальное. Из этого сравнения можно сделать много экономических выводов, в том числе о том, что мы долго раскачиваемся. У нас совершенно другие социально-экономические условия, другие ценности заложены в систему общества.

Мне довелось принимать участие в подготовке проекта программы «Фарма-2020» в составе экспертных групп. Предполагалось, что она станет значительным толчком к развитию собственной инфраструктуры. И наши чаяния в чем-то оправдались. Программа свою службу сослужила и еще сослужит. Те, кто хотел развернуться лицом в сторону отечественной промышленности, получили возможность это сделать.

Есть ли соразмерность между федерально-целевой программой и очагами хороших производственных практик, особенно со своим производством субстанций, не мне судить. Насколько мне известно, Министерство промышленности и торговли РФ еще летом 2014 г. начало подготовку программы, направленной именно на появление качественных отечественных субстанций. В частности, в стратегические планы Группы компании «Натива» входит создание еще одного объекта по производству субстанций.

— Существует мнение, что в России самостоятельно производить субстанции невыгодно. Это действительно так?

— Нет, это миф. Иногда даже стыдно за тех общественных деятелей и представителей профильных институтов, которые берутся рассуждать о том, что создать в России производство полного цикла невозможно, что все, что есть на данный момент, только фикция и ширма. Такие высказывания явно ангажированы. Однако, безусловно, производство собственных субстанций в России — дело, которое необходимо очень тщательно экономически выверять. Например, сильно осложняет жизнь необходимость взаимодействия с таможенными органами. Часто мы нуждаемся в компонентах, которых в стране нет. Организация логистики может занимать до трех-четырех месяцев. При этом срок жизни этого ингредиента может не превышать от нескольких месяцев до полугода. Связано это прежде всего с пробелами и недостаточной согласованностью между собой разделов профильного законодательства. Весь жизненный цикл любого ЛП, по моему мнению, должен проходить в единой системе законодательных актов.

Если вернуться к импортозамещению, я бы все-таки оценивал его результаты как умеренно позитивные и не подвергал бы их какой-то качественной или количественной критике. Свою роль программа все-таки выполняет. Для нас участие в ней стало большим толчком в развитии. В том числе мы смогли доформировать свою исследовательскую лабораторию. Однако все-таки замечу, что выбор молекул для программы иногда был достаточно необоснованный.

Если подводить некий промежуточный итог, можно сказать так. Результаты есть, но требуется гармонизация регуляторных подходов. Особенно это важно для производителей полного цикла.

— Гармонизация — это также и единые надлежащие практики. Уже год как российская фармацевтическая промышленность активно подстраивается под стандарты GMP. Как вам кажется, какая часть существующих российских производств все-таки должна быть закрыта из-за невыполнения соответствующих требований?

— Оценивать в частях я не буду, для этого существуют ведомства, наделенные соответствующим набором государственных полномочий. Но, конечно, добросовестным представителям рынка конкурировать с предприятиями, которые не вкладывают деньги в свое развитие и производство, сложно.

— Как вы относитесь к попыткам создать преференции для российских производителей? Не является ли, по вашему мнению, такой подход ущемлением по отношению к зарубежному бизнесу?

— Долгое десятилетие мы беспрепятственно пускали в страну международные корпорации. После этого мы встали на долгий путь восстановления, однако все это время никто не говорил об ущемлении интересов отечественной Фармы. Преференции — это все тот же курс на импортозамещение, и, на мой взгляд, политика импортозамещения не является тождественной ущемлению зарубежной Фармы. Государство должно уметь защищать собственный рынок. Конечно, если бы я был директором иностранной компании, я бы думал с точностью наоборот. Создайте нам условия для равноправной конкуренции, говорил бы я. То же самое я говорю, будучи генеральным директором российской: создайте нам условия для равноправной конкуренции. Большая фарма не для того укреплялась в бывшем СНГ пару десятилетий, покуда мы тут в «песочнице играли», чтобы взять и так просто сдаться. И сейчас у зарубежных производителей есть много преимуществ по сравнению с отечественными, на российском же рынке. Они, например, не теряют времени на включение активных фармсубстанций, используемых ими в производстве, в Государственный реестр лекарственных препаратов.

В целом могу сказать, что отечественная Фарма еще в начале долгого пути, и говорить о том, что мы где-то там кого-то ущемляем, смешно. Может быть, через несколько десятилетий, когда мы будем крепко стоять на ногах и создадим какую-то устойчивую отрасль, можно будет об этом говорить.

— Вы коснулись темы негармонизированного законодательства. Сейчас рынок вроде бы имеет возможность напрямую участвовать в обсуждении почти всех законодательных инициатив. Почему нормативно-правовое поле по-прежнему «дырявое»?

— Существует законодательно закреп­ленная система, регулирующая появление нормативно-правовых актов. Благодаря этой системе мы действительно можем отслеживать новые инициативы и влиять на них. Однако существует очень много «подводных камней». К примеру: иногда документы не скачиваются, не открываются или один и тот же проект размещают в двух вариантах. За этим важно следить и не допускать таких ситуаций. Наверное, мы как общество еще не набрали свой стартовый вес.

— Появление сильного профессионального отраслевого лоббиста как-то могло бы помочь решить накопившиеся проблемы?

— Профессиональный лоббизм — действительно классная вещь, но не знаю, насколько у нас он возможен. Конечно, и сегодня у нас есть некоторое количество рупоров от определенных отраслевых объединений, неких представителей сегментарно заинтересованных кланов, но все они очень узко ориентированы.

Источник: Фармацевтический вестник. Автор: Полина Звездина